Яков Миркин: «Россия — экономика одного трамвая в месяц»

Яков Миркин

22 марта в школе управления «Сколково» прошла конференция Московского центра Карнеги Russian Economic Challenge, на которой ведущие специалисты в области макроэкономики, финансов и государственного управления обсуждали глобальную экономическую ситуацию, различные регионы мира и их взгляд на экономические отношения с Россией, а также оценили Россию в региональном, социальном и макросценарном контексте.

В секции, посвященной России, выступили заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы» Яков Миркин, руководитель дилингового центра Металлинвестбанка, президент общественной организации профессиональных участников финансовых рынков ACI Russia Сергей Романчук, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич, председатель совета директоров Moscow Sotheby’s International Realty Андрей Мануковский. Модератором этой панельной дискуссии выступил руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников.

Первым выступил Яков Миркин, поведав о макроситуации в России. Он отметил «огосударствление экономики со сверхконцентрацией собственности» и охарактеризовал российскую экономику как «сверхволатильную экономику латиноамериканского типа».

«Не зря глобальные инвесторы долгие годы принимают Россию за Бразилию. Не зря мы восхищаемся параллельными динамиками на финансовых рынках наших стран», — заявил Миркин. Также он охарактеризовал зависимость от сырья и импорта как характерные точки отсчета для России. «Мы — экономика, которая не только не производит средства производства, мы — экономика одного трамвая в месяц, одного пиджака на 60 мужчин в год, одного платья на 20 женщин, одной пары брюк на 12 человек», — сказал он.

Речь также шла о зависимости России от состояния экономики Европы, от спроса ЕС на российское сырье. В качестве еще одного источника внешнего давления были обозначены снижающиеся мировые цены на сырье, которые во многом являются «финансовыми ценами», формируемыми на биржах. «В качестве запаса стабильности у России есть один-два года, но впереди — высокая неопределенность, даже на расстоянии двух-трех месяцев», — отметил Миркин.

Выступление следующего спикера, Сергея Романчука, было посвящено обзору вызовов финансовой системы России в 2014-2016 годах. Сергей рассмотрел, как менялись макро величины в нынешний кризис по сравнению с кризисом 2008-2009 годов на фоне западных санкций, падающих цен на нефть и зависимости российской экономики от экспорта нефтепродуктов.

«Мы видим, что сохранилось доверие к банковской системе, причем в полном объеме, и сохранилось доверие к рублю, несмотря на тот шок, который мы все испытали, когда он обвалился, — отметил спикер. — При резком изменении курса основные нормативы, которые характеризуют банковские риски, а именно — отношение собственных средств к суммарным активам (N1) и, соответственно, риск на одного заемщика — перестают соблюдаться. Новые регуляторные требования заставляют создавать больше резервов», — продолжил Сергей.

Была упомянута программа по «бондизации» финансового рынка, когда будет упрощен выпуск облигаций различными компаниями. «Чтобы упростить выход физическим лицам на рынок, существует индивидуальный инвестиционный счет — аналог американской системы долгосрочного инвестирования, некая альтернатива банковскому депозиту, — пояснял Сергей. — Рубль продолжает демонстрировать волатильность. Таргетирование со стороны ЦБ, когда он не только покупает валюту, но может и продавать, было бы полезным», — заключил спикер.

Андрей Мануковский выступил с докладом о рынке недвижимости и капитального строительства в России и обозначил главные тенденции отрасли. Среди особенностей национального рынка Андрей отметил, что столица ощущает на себе давление всех регионов и населения России, поскольку «каждый пытается приобрести что-то из недвижимости в Москве». «В США национальное благосостояние и рынок недвижимости размазаны равномерно по разным штатам. Похожая ситуация наблюдается и в Европе», — продолжил он.

Также был отмечен разрыв между ожиданиями продавцов и покупателей в связи с тем, что покупатели мыслят категориями долларовых цен, а продавцы — ценами в рублях. «Низкая прогнозируемость налоговых ставок, отсутствие масштабных общенациональных проектов по аналогии с национальными проектами в США» также характеризуют наши реалии. «По коммерческой недвижимости будет резкое сокращение ввода площадей в строй, по жилой — пока подъем, но к концу 2016 году это будет откоррелировано. Все проекты на бумажной стадии будут заморожены», — поделился Андрей.

Наталья Зубаревич в своем выступлении прежде всего напомнила, что нынешний кризис — не первый в нашей истории. «Проблема этого кризиса не в том, что мы рухнули. А в том, что медленно ползем. Вопрос — куда?», — задала риторический вопрос Наталья. «Самый страшный риск — риск медленной деградации», — продолжила она. Среди тех регионов «что в плюсе, в росте» Наталья отметила аграрный юг, а также нефтегазовые проекты в регионах Сахалина, Якутии и Красноярска. «Это первый кризис в российской экономике, когда растет ВПК и регионы его концентрации», — подчеркнула Наталья. Среди основных болевых точек она отметила острейшие бюджетные проблемы, инвестиционный кризис, ускоряющийся третий год подряд, падение доходов населения.

В заключении конференции выступил директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги Андрей Мовчан. Поблагодарив всех гостей и спикеров, Андрей также выразил намерение сделать подобные мероприятия регулярными. «Моя амбиция, чтобы Russian Economic Challenge стал ежегодным событием, своего рода событием года», — заявил он.

DSC02456
Конференция Russian Economic Challenge
DSC02174
Сергей Романчук, Наталья Зубаревич и Андрей Мануковский
DSC02395
Наталья Зубаревич

Фото: Юрий Терещенко