Сергей Васильев раздал автографы [видео]

Борис Йордан, Рубен Аганбегян и Сергей Васильев

1 октября в банкетном комплексе «Шёлк» на Саввинской набережной состоялась долгожданная презентация с прямой видеотрансляцией на FinBuzz книги Сергея Васильева «#Какэтобылоуменя: 90-е». Послушать отрывки из уже успевшего нашуметь «в кругу продвинутых людей» произведения и получить книгу из рук автора пришел весь цвет российского финансового мира.

Вечер начался с фуршета и раздачи автографов. На входе любой желающий мог за 500 рублей приобрести новый финансовый «бестселлер», в очереди было немало знакомых лиц, например, внимание FinBuzz привлек Рубен Аганбегян, который столкнулся с небольшим препятствием на пути к получению заветной авторской подписи. Стоящий перед ним человек предъявил Сергею Васильеву не одну, а целых пять книг. Аганбегян с недоумением наблюдал эту картину и успокоился лишь получив автограф.

Формат презентации предполагал, что сначала автор со сцены зачитывал отрывок из книги, а затем туда же приглашались упомянутые в тексте герои, причем их комментарии зачастую заслуживали быть отраженными в отдельной книге.

Гости с интересом слушали рассказы одного из крупнейших финансистов современной истории, иногда переговариваясь между собой и обмениваясь впечатлениями об услышанном. Обстановка была расслабленной. Автор сразу разрешил присутствующим ходить по залу, угощаться закусками и напитками. Впрочем, надо отдать должное гостям  лишь малая часть из них променяла пищу духовную на еду.

Гости услышали отрывок, описывающий банкротство Тверьуниверсалбанка и встречу Васильева с человеком из Кремля, который на протяжении всей этой встречи ни разу не обратил на него внимания, а когда по окончании монолога Васильев встал пожать ему руку, то увидел, что всю встречу его «собеседник» играл в тетрис.

Ведущий, он же виновник торжества, задавал героям книги забавные вопросы, усиленно стараясь, чтобы они не были похожи на вопросы «Business FM к аналитикам».

Например, свою супругу Маргариту он спросил, помнит ли она, почему в 90-е однажды била посуду? Свой ответ Маргарита начала издалека: «Насколько ничтожна моя роль в книжке, настолько же, видимо, она мала и в жизни Сергея. Именно поэтому я была последним человеком, который узнал о банкротстве Тверьуниверсалбанка, причем весть об этом дошла до меня через телевизор. Я благодарна мужу, что он меня оберегал от этой информации. Сам создал банк и сам его развалил»,  резюмировала она, однако и на вопрос ведущего ответить не забыла. «Скандал с перебитой посудой произошел из-за того, что я требовала денег не на шубу и бриллианты, а на фитнес-клуб»,  объяснила Маргарита Васильева.

Другой герой книги признался, что у него есть два воспоминания о буднях Тверьуниверсалбанка: одно  практическое, другое  эротическое, однако оба касались вексельного центра, который, по его словам, всегда отличался особой расслабленностью. «Однажды сотрудница этого подразделения засунула в принтер вексель на немалую сумму и пропечатала поверх него какой-то текст. Я посоветовал ей съездить к тому, кто давал этот вексель, и во что бы то ни стало получить дубликат. Данный случай мобилизовал остальных сотрудников и заставил их работать более собранно и внимательно»,  рассказал герой.

Эротическая история случилась, когда он увидел возле банка девушку в прозрачной юбке и при ближайшем рассмотрении обнаружил, что это их сотрудница. Разумеется, затем ей было объяснено, что такое дресс-код.

Второй отрывок, выбранный для чтения Сергеем Васильевым, был посвящен появлению Московского филиала Тверьуниверсалбанка. Он начался с описания небольшой комнаты в здании горкома комсомола. 25-летний Васильев и его друзья по физтеху, все активные комсомольцы, сидели и думали над тем, чем бы им заняться в этом мире. Пришла идея предлагать региональным банкам открывать филиалы в Москве, развивать их и оказывать поддержку в решении любых вопросов. Задумка была амбициозной, но очень заманчивой. И вот к будущим финансистам приехала Александра Козырева на заграничном автомобиле, у которой был банк в Твери. Они пообещали ей, что за два дня подготовят свое предложение о том, как развивать ее банк, и приедут с ним в Тверь.

После встречи с Александрой Васильев отправился по магазинам в поиске литературы по банковскому делу. Книг никаких он не обнаружил, поскольку в СССР банковского дела не было. Пришла мысль поискать в библиотеке, там тоже ничего не было. Последней надеждой рассказчика стала библиотека Госбанка СССР, в нее Сергей Васильев попал в начале шестого. Удивленный библиотекарь указал рассказчику на литературу по заветной теме, которую тот моментально принялся штудировать. «У меня было два часа до закрытия библиотеки и две полки книг. Я погрузился в дебет, кредит, процентные ставки и чувствовал себя как в ночь перед экзаменом. Я был единственным посетителем библиотеки, наверное поэтому библиотекарша, очевидно, пожалела меня и просидела со мной лишние два часа»,  продолжал Васильев.

Утром бравые выпускники физтеха отправились в Тверь, сначала на электричке, затем автобусом. Всю дорогу обсуждали термины, делились мыслями по поводу банковского дела.

«Мы были одновременно и уверены в себе, и сомневались в своей авантюрной идее. На встрече с Козыревой каждый отвечал то, что знал, и мы показали ей свое предложение. На ее вопрос о том, кто из нас будет за главного, как-то единогласно решили, что им буду я. Далее Козырева сообщила, что принимает наше предложение»,  продолжал Васильев.

Отрывок завершился его воспоминанием о первых познаниях в бухгалтерском учете. Он сравнил баланс с личным дневником, в который можно записывать начало и конец деловых отношений  выдачу долга и получение долга обратно и т.д. Автор отметил, что названия той самой первой маленькой книжки, приобретенной где-то с рук, он не помнит, однако какие-то азы о балансе и прочем он почерпнул именно из нее. «Остальному нас научила жизнь»,  резюмировал он.

Так, после истории знакомства с Тверью на сцену к Сергею Васильеву вышла Александра Козырева. Сразу же она отметила, что обладает феноменальной памятью и даже помнит, в чем была одета в день встречи с ним.

«На самом деле банк создала я,  четко заявила она.  Я рассматривала разные варианты, но мне понравились эти ребята, энергичные и боевые. Я приехала в маленькую комнатку, которую нельзя было назвать кабинетом. На подготовку предложения было дано не два дня, а неделя. Я попросила изложить на одной странице без изысков стратегию банка. Предложенный ребятами вариант я затем разослала по филиалам»,  сообщила она, а также пояснила, что сказанное Васильевой «сам создал и сам разорил»  также неправда. «Банк не был банкротом, у него отозвали лицензию!»

Она отметила, что не жалеет о том, что тогда, в теперь уже далеких девяностых, выбрала Васильева и его товарищей. «У нас была команда, у каждого была своя зона ответственности и влияния. Были отношении, были мозги. Я сама аттестовывала сотрудников и помню, что у Васильева, между прочем, были самые низкие баллы»,  вспоминает она. «Но он  лидер. В тот момент, когда я спросила ребят, кто из них будет главным, все дружно показали на Сергея»,  сказала она.

Кстати, спустя несколько лет Козырева вернула лицензию Тверьуниверсалбанку, таким образом отстояв часть банка и восстановив его доброе имя. В 2014 году была завершена сделка по продаже банка, которую сама Козырева считает успешной.

Выслушав гостью, Васильев продолжил чтение. Приглашенные на сцену после очередного отрывка, описывающего МФК «Ренессанс», Борис Йордан и Рубен Аганбегян поразились памяти Сергея Васильева. Борис Йордан честно признался, что ничего не помнит о том интересном времени, однако затем рассказал историю о том, как «Ренессанс» стал его первым столкновением с советской бюрократией.

«До этого у меня был только опыт работы в западных банках, и я был поражен, насколько забюрократизирована была структура МФК. Компания преподносилась как коммерческий банк. Соответственно, я пытался понять, что у нее за капитал, какой баланс и прочие финансовые показатели и вдруг обнаружил, что их нет, зато впервые столкнулся с концепцией «схемы». На все мои вопросы о том, где деньги, сотрудники отвечали: «Ой, это «схема», Борис Алексеевич». Через полгода таких ответов я понял, что денег мне не видать», рассказал Йордан.

Далее он упомянул о том, как, организовывая сделки для Потанина, написал вместе со Стивеном Дженнингсом схему приватизации, которая потом называлась «залоговый аукцион». «Мы показали ее Потанину, он отнес документ в правительство и обещал к нам вернуться с ответом по сделке, а через некоторое время мы обнаружили, что нашей схеме придумали название. Вариант был на 75% идентичным, правда, закончилась все не так, как мы с Дженнингсом описывали»,  сообщил с улыбкой Йордан.

Рубен Аганбегян поделился воспоминанием о том, как разъезжал на своих Жигулях ВАЗ 2107 в компании «какой-то девочки, которую ему в подмогу дал Сергей Васильев, и парня из Credit Suisse по «Газпрому», «Лукойлу» и другим корпорациям с векселями на суммы в несколько сот миллионов долларов. «Для меня был сюрприз, почему люди из крупных компаний не отправляли наши векселя в шредер»,  признался Аганбегян. «Другим шоком для меня стало то, как на какое-то освидетельствование кто-то прислал векселя с человеком, к руке которого был пристегнут целый чемодан, также сопроводить «курьера» прибыла целая инкассаторская бронированная машина»,  отметил он.

Презентация книги продлилась примерно до половины десятого. Затем для одной части гостей начался ужин под хиты 90-х: песни «Розовый фламинго», «Я убью тебя, лодочник», «Мальчик хочет в Тамбов», «Утекай» и т. д., в то время как те, кто не успел взять автограф Сергея Васильева в начале вечера, наконец получили такую возможность. Очередь из новоявленных поклонников его творчества растянулась на весь зал. Автор с нескрываемым удовольствием подписывал свое произведение.

DSC09088
Константин Корищенко и Алексей Тимофеев (НАУФОР)
DSC09194
Рубен Аганбегян («Открытие Холдинг»)
DSC09244
Слева — Юрий Белонощенко (Baby club) и Сергей Бабаян
DSC09310
Рубен Аганбегян («Открытие Холдинг»)
DSC09315
Писатель Николай Кротов и Александра Козырева
DSC09396
Роман Горюнов (РТС) и Олег Железко (Da Vinci Capital)

DSC09167 DSC09192DSC09335DSC09462 DSC09474

Фото: Светлана Беканова