Рубен Варданян: «Ключевой вопрос следующих 20 лет — останется ли Россия рыночной экономикой?»

Рубен Варданян

В среду, 16 марта, в университете МИСиС в рамках проекта «Технология успеха» состоялась лекция Рубена Варданяна, в ходе которой он рассказал о своем видении успеха, а также ответил на вопросы аудитории. FinBuzz приводит основные тезисы его выступления.

Формула успеха

На мой взгляд, есть несколько ключевых факторов успеха. Первое — это насколько хорошо вы видите картину будущего и себя в этой картине. Ответьте себе на вопрос, кем вы видите себя через 20 лет — это очень важно. Второе — это ваши критерии определения успеха. На мой взгляд, есть пять ключевых драйверов, которые так или иначе заставляют всех нас что-то делать в этой жизни. Первый — не конструктивный, но очень эффективный — это страх: за свою семью, за свою жизнь и т. д. Четыре остальных драйвера: финансовый успех, признание, власть и удовольствие. И вот что, по-моему, отличает успешных людей от неуспешных: у успешных один из этих факторов выражен гораздо сильнее и ярче, чем остальные, и более того, когда стоит выбор, чем пожертвовать, во всех ситуациях человек осознанно принимает решение в пользу этого одного фактора.

Критерием успеха может быть также то количество денег, которое вы можете взять в долг у своих знакомых без расписок и прочих документов. Это означает, сколько людей вам доверяют.

Формула успеха в моем понимании — это знание, чего ты хочешь в этой жизни, умение адаптироваться, не меняя своей цели, умение привлечь к себе достойных людей и быть последовательным в правилах игры, которые ты себе устанавливаешь.

В «Тройке Диалог» у нас было четкое видение, чего и как мы хотим, была команда единомышленников, объединенная одной идеей, и были достаточно понятные правила игры, которые не менялись в зависимости от настроения начальника.

Предмет конкурентной борьбы в XXI веке

Желание постоянно учиться — также один из ключевых элементов успеха. Учеба — это процесс, который не заканчивается никогда.

Вы должны быть готовы к тому, что все, чему вы учились сегодня, завтра будет устаревшим.

Технологические изменения, которые происходят в мире, неизбежно приведут и к социальным изменениям, потому что, например, Uber или беспилотный автомобиль не просто позволяют ездить на работу не за рулем, но еще и вносят изменения в систему парковок, коммуникаций и так далее.

До ХIХ века главным активом была земля, борьба велась за территорию. ХIХ век привел к изменениям, началась борьба за природные ресурсы. Но в ХХI веке, в информационном обществе, главный актив — человек. Тот человек, который думает вне рамок и ограничений, человек, который креативит, который готов менять мир, готов реально творить.

Исторически доказано, что только от 3% до 5% всех людей меняют мир. Считается, что если их больше, чем 5%, начинаются революционные процессы, опасные для общества. И в ХХI веке вся борьба будет за эти 3-5%.

Когда 10 лет назад мы начинали проект Московской школы управления «Сколково», я посетил 42 мировые бизнес-школы. И во всем мире тогда только три школы были прибыльными, все остальные — убыточными. Поэтому это точно не прибыльный бизнес.

Образование по количеству денег, которые тратятся в этой сфере, опережает нефтяную отрасль. Здесь спрос растет быстрее, чем предложение: количество хороших бизнес-школ не увеличивается с той скоростью, с которой растет количество людей, которые хотят учиться.

Модель России в следующие 20 лет

Для меня ключевой вопрос следующих двадцати лет — останется ли Россия рыночной экономикой, т. е. остается ли частная собственность или мы снова вернемся в сторону государственной собственности? В этом нет ничего смертельного — во Франции, например, до сих пор больше государственной собственности, чем в России. Но тем не менее, если институт частной собственности не сохранится, то дальше возникнет ряд вопросов. Необходимость привлечения инвестиций огромная, государственный бюджет не имеет дополнительных источников дохода и имеет проблему ограниченных возможностей вложений в развитие страны. Мы возвращаемся в инквизиционную модель. Проблема инквизиционной модели в том, что она требует очень серьезного человеческого ресурса. К сожалению, у нас его нет.

Второй вариант — мы остаемся в модели частных институтов. Это означает, что впервые после ста лет отсутствия частной собственности мы столкнемся с другим вызовом — передачей частной собственности от одного поколения другому. Этот вызов очень непростой.

 

Рубен Варданян
Рубен Варданян

_DSC4094 _DSC4091 _DSC4101 _DSC4100 _DSC4111

Фото: Светлана Беканова