Нуриэль Рубини: «Главное — следовать не политическим целям, а экономическим»

Нуриэль Рубини

Приглашенным гостем Международного финансового конгресса Центрального банка, который прошел на прошлой неделе в Санкт-Петербурге, стал Нуриэль Рубини, генеральный̆ директор Roubini Macro Associates. От этого экономиста традиционно ждут экстравагантных оценок и пессимистичных прогнозов. И тех, и других было в его выступлении достаточно.

Свое выступление Рубини начал с анекдота, в котором Горбачев на вопрос, как обстоят дела в СССР, отвечает одним словом «good». Когда же его просят описать положение дел в стране в нескольких словах, генеральный секретарь отвечает «not good». Так же Рубини оценивает и положение дел в глобальной экономике. Хотя в своем выступлении он больше говорил о том, что в сегодняшнем мире «not good».

Рубини начал с хороших новостей: после глобального кризиса 2008 года наступила глубокая рецессия, которая могла бы привести к углублению кризиса, однако мир избежал второй рецессии и начал восстанавливаться. За мировой рост будут отвечать рынки с развивающимися экономиками. Brexit, судя по всему, остается региональным, а не глобальным шоком. Он может стать триггером роста дезинтеграционных сил в Европе, возможно, это сигнал – так страны могут реагировать на процесс глобализации. Но пока это только потрясение, а не реальный кризис. Все это – относится к «good».

Голоса популистских партий – как крайне правых, так и крайне левых, становятся слышны все громче на периферии Европы. Высокая безработица, усталость населения от мигрантов – это силы, которые разрывают Европу изнутри. Кроме того, она живет в сложном соседстве: остаются проблемы с Россией по вопросу об Украине, террористические атаки говорят о том, что риск терроризма высок. Справится ли Европа с дезинтеграцией, особенно если все эти силы будут продолжать действовать, сегодня сказать сложно.

Реальный фактический рост в большинстве стран ниже потенциального — и все это уже «not good». Почему так? Во-первых, росту мешают большие долги, государственные и частные, во-вторых, демографические проблемы: с одной стороны — старение населения, с другой — снижение производительности труда, в том числе и из-за безработицы. В-третьих, капитальные расходы до сих пор не восстановились. Кроме того, растет разница в доходах: между домохозяйствами, в корпоративном секторе. Нетрадиционная денежно-кредитная политика в развитых странах в последние годы – и здесь Рубини имеет в виду нулевые и даже отрицательные ставки – привела к дефляции активов и отрицательной доходности длинных инструментов. Банки, страховые компании находятся в зоне риска. Обеспокоенные снижением темпов роста, США уже несколько раз с начала года поднимали ключевую ставку.

Страны с развивающимися экономиками сталкиваются со встречным ветром, а не попутным. Они ощущают на себе отток капитала. В хорошие годы, когда деньги были дешевые, страны проводили мягкую кредитную политику и получили перегретую экономику, высокую инфляцию, в частности, это Индия, Турция, Бразилия и Китай. Низкий экономический рост сегодня – необходимое условия дальнейшего роста в среднесрочной перспективе. В этом году у Китая не будет роста в 7%. 6% скорее, достаточно постепенно Китай идет в сторону 5% роста. Сегодня правительство этой страны официально намерено проводить структурные реформы, расчищать государственный сектор. Каждый раз, когда рост падает, Китай проводит новый раунд инвестиций.

Многие из стран с формирующимся рынком отходят от структурных реформ и склоняются в сторону большего влияния со стороны государства, возрастает роль государственных банков. В отношении развивающихся стран и препятствий экономическому росту Рубини использовал слова, которые известны сегодня каждому россиянину – политика протекционизма, импортозамещение. Недостатки государственного капитализма стали очевидны даже в Китае, не говоря уже о других развивающихся странах, считает экономист. Этим странам очень нужны структурные реформы более рыночного плана. Пока в эту сторону из всех развивающихся стран быстрее всех двигаются Индия и Мексика.

Переходя к разговору о России, Рубини вспомнил слова председателя ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной о низком потенциальном росте экономики России. Глава Банка России оценивает его в 2%, но Рубини предполагает, что эта цифра может быть даже завышенной. Для такой страны, как Россия, рост в 1-2% — это неважный показатель. В целом, он назвал денежно-кредитную политику ЦБ разумной, а бюджетную политику — достаточно разумной.

Тем не менее, даже если санкции будут сняты, а цены на сырьевые ресурсы подрастут, все равно потенциал роста остается по-прежнему низким из-за отсутствия структурных реформ. В стране остро стоит задача диверсификации экономики. Рубини разделяет общую точку зрения о том, что российская экономика сегодня гораздо более устойчива, чем она была несколько лет назад, и что шок, связанный с падением цен на нефть, был воспринят не как краткосрочный, а как часть новой реальности.

В стране должен быть проведен целый ряд реформ, направленных на улучшение бизнес-климата, обеспечение роста частного сектора, борьбу с коррупцией, снижение доли государства в предприятиях, в том числе, в банках. Возникает вопрос экономической диверсификации: если мы живем в мире, в котором цикл высоких цен на сырьевые товары закончился, значит необходимо искать новые точки роста: инвестировать в инновации, поддерживать частные инициативы, обеспечить конкуренцию, убрать олигополии. Главное — следовать не политическим целям, а экономическим — заканчивал свое выступление экономист и добавил: «Есть признаки того, что такие реформы могут случиться, но нет полной ясности, будет ли на то политическая воля».

Rubini 1 Rubini 2 Rubini 4

Фото: организаторов